Видение и странствие сновидящего

Бытие в своей проявленности должно быть
расщепленным – таково наше восприятие.
Вне расщепленности для нас просто ничего нет.

В. В. Налимов


У него нет ни формы, ни признаков, нет
корней, нет истоков, нет места обитания,
но при этом он стремительный и бодрый.

Линь-цзы

Странствие сновидящего по мирам второго внимания либо транслируется тоналем в виде бесконечной галереи сцен, образов, пейзажей, невоспроизводимых сочетаний сенсорных сигналов, где в тайфуне синестезии сплавлены невероятные перцептивные поля, либо воспринимается в принципиально ином режиме восприятия – видении, о природе которого и формах его практического проявления я скажу особо.

Кастанеда, рассказавший читателям о «вратах сновидения» как бы из уст дона Хуана, смутил умы тех сновидящих Видение и странствие сновидящего, которые научились время от времени посещать иные перцептивные миры. До сих пор не утихают споры и по поводу самого определения «врат», и о том, кто может считать себя преодолевшим «первые (вторые, третьи) врата сновидения».

На мой взгляд, во многих случаях разговоры о вратах сновидения не имеют особого смысла. Энергетические скачки, переходы с одного уровня перцептивной сборки на другой, превращения и уплотнения тела сновидения – все это может быть описано без привлечения метафоры «врат» и их «преодоления».

В чем суть эволюции сновидящего, к чему сводится смысл его странствии? В конечном итоге речь идет о том усилении осознания и качестве Видение и странствие сновидящего перцепции, которые постепенно помогают отделить продукт сборки внутренних эманаций от потока внешних сигналов, увести внутренний продукт на периферию внимания, где он будет минимально вмешиваться в упорядочивание внешней перцепции, перестанет навязывать собственные содержания и отношения в виде потока образов и этим дезориентировать воспринимающего субъекта в энергетических полях второго внимания.

В процессе сновидческого усиления осознания и восприятия мы проходим несколько стадий. Можно называть их «вратами», «порогами», «ступенями» и т. п. Лично я предпочитаю не называть никак.

Первая стадия – это активизация («включение») самого внимания сновидения, когда восприниматель овладел деланием самого внимания как процесса перцептивной сборки независимо от предложенного опытом характера и объема воспринимаемых Видение и странствие сновидящего сигналов. Здесь практик открывает, что способен пользоваться упорядоченной перцепцией даже в том случае, когда его психика покинула привычное перцептивное поле, а наиболее информативные органы чувств либо отключены, либо сильно заторможены.

Вторая стадия – это активизация тела сновидения. Структуры и модели, которые «включаются» благодаря характерной организации воспринимаемых сигналов перцептивно-энергетическими паттернами сновидческого тела, наделяют внешнее поле определенными чертами «мироподобия». Пучки собираются в определенном порядке, имитируя пространство, в котором расположены «объекты» и появляется возможность совершать действия, «перемещаться».

На этой стадии могут существовать многочисленные подуровни, каждый из которых соответствует силе и ясности вашего внимания, качеству используемой перцептивной энергии. Активность галлюцинирующего аппарата пульсирует так Видение и странствие сновидящего же, как концентрация самого внимания. Каждая схема, используемая для организации внешних сигналов, вызывает симметричный внутренний продукт, который стремится к экстери-оризации, «воплощению» в качестве ряда образов (визуальных, аудиальных, кинестетических) и дальнейшей экспансии, чтобы заполнить большую часть воспринимаемого поля.



Если сила внимания и осознания у сновидящего недостаточно высока, внутренняя продукция тоналя может успешно замещать те незначительные и плохо структурируемые объемы внешних эманаций (сенсорных пучков), которые в первое время доступны осознанию сновидца. В этом случае тело сновидения у практика формируется фрагментарно, а его реальная подвижность и функциональность равна нулю. Его странствия по мирам сновидения – по большей части, самодельные сюжеты, фантазии Видение и странствие сновидящего и мечты. Когда происходит всплеск осознанности, он разочарованно отмечает, что на самом деле существует в виде неподвижной и бессильной проекции неподалеку от спящего физического тела.

1 Однако регулярная тренировка и несгибаемое намерение через какое-то время приносят плоды. И тело сновидения становится наконец стабильным, сильным, способным отличать внутренние сигналы от внешних, что открывает сновидцу возможность реальных странствий по миру сновидения.

И только тогда он встречается с внешними энергетическими барьерами, которые отражают объективные затруднения в перестройке (трансформации) тела сновидения, поскольку качественно новое перцептивное поле для своего восприятия требует адекватной конституции тела самого воспринимателя. На этом уровне каждый новый мир второго Видение и странствие сновидящего внимания – психоэнергетическое достижение, момент Трансформации, количество которых в конце Пути должно перейти в радикально новое качество нашей целостности.

Неизбежное и значительное усиление собирающего внимания, увеличение его объема и интегрирующих возможностей в качестве впечатляющего, почти «сверхъестественного» эффекта позволяет практику достичь дубля. Наконец, экстремальный энергетический скачок собирающего внимания позволяет ему «проснуться» в позиции сновидения – иными словами, осуществить тотальную телепортацию.

Что из всего вышеперечисленного можно назвать «вратами сновидения»? Не знаю. Где начинается приближение к вратам, где заканчивается их преодоление – думаю, это все туманные и не очень важные для реальной практики вопросы. Вот почему я в своих работах обхожусь без специальных интерпретаций дон-хуановской аллегории Видение и странствие сновидящего. В ситуации восприятия иных миров нам куда важнее осознать, что же такое подлинное понимание.


documentaggdzkb.html
documentaggeguj.html
documentaggeoer.html
documentaggevoz.html
documentaggfczh.html
Документ Видение и странствие сновидящего